ересь жидовствующих

вы нам еще за голанские высоты ответите


[sticky post](no subject)
дети
khanjin_andrey
с августа 2012 года этот блог существует только как литературный проект.
не пишите автору и не ищите его - по крайней мере, здесь.

(no subject)
дети
khanjin_andrey
Поэты попадают в ад,
где самогон и русский мат...
Где все едины, всем обновки -
кранбалки, мыло и верёвки.

И снова память мечется в стихах,
чтоб вспомнить, как безумье протекает.
Но сыпется в тетради чепуха:
подъезд, соседи, улица, трамваи...
Язык проглочен. Нервные, дрожат
глухонемые, сбивчивые строчки.
Поэты попадают точно в ад
в том случае, когда не ставят точку.

(no subject)
дети
khanjin_andrey
...ты теперь - биллион ночей моих,
ты теперь - пунктирная линия,
эстеты, небрежно, о ровности ритма, хуй на них,
положи голову мне на колени, остынем мы,
наиграемся до инсульта в любовь и уют,
сойдём с электрички, нажрёмся с урлой на станции
"Узловая" (в каждой губернии такая есть)
немного безумия - и узловские омоновцы нас забьют,
инструментом, как водится, шанцевым,
как забили сапёрными лопатками в Череповце
Витька Разуваева, помнишь, Алёнку Рыжую
со шрамом от окурка на конопатом лице,
от Витьки тогда родила... Ненавижу
пишущих от чесоточной скуки, с дивана так,
без того даже, чтобы "Я" расстегнуть как ширинку,
глотая ударные, вместо "хуя" (кокетничают) "fuсk'
но уж если подложил за голенище финку,
хотя бы в чернила её обмакни,
и даже за это подвернёт тебе девка красивая...
...а мы, ненаглядная, наконец-то остались одни,
погромче кричи, я ж тебя как бы насилую

МОЙ ГОРОД
дети
khanjin_andrey
Обгаженный Пушкин, обсаженный панк, рязанский лимитчик Есенин Collapse )

В дороге
дети
khanjin_andrey
Я ехал по русской земле.
За окнами осени плыли,
и дождь размывал на стекле
пейзажи, покрытые пылью.
Казенного чаю стакан
позвякивал, словно бубенчик,
сводил своим звоном с ума,
калечил тоскою, калечил…
И вечер размазывал свет
кистями ленивого ветра,
и счет моих прожитых лет
отмеривали километры.
Ты русская, русская боль,
живешь в бесконечной дороге!
И в осени этой с тобой
дано задержаться не многим.
И в осени этих полей,
в листве этой рощицы ржавой,
в разбитых ветвях тополей
ты кажешься спящей державой.
Ты словно устала в пути,
в дождях, в перестуке железном…
Ты словно сказала «прости»
надеждам своим бесполезным.
И кружит, и носит вагон,
и станции, словно погосты,
торчат из прошедших времен
так просто, так дико и просто.
И я сквозь окно не могу
понять, различить, присмотреться,
в цветах ли, в дожде ли, в снегу
коптит моей родины сердце…

(no subject)
дети
khanjin_andrey
Жёсткими, но лёгкими подошвами
бабочек давить на красном гравии,
дым цедить, желать всего хорошего,
белые, начитанные, арии,
злые, обречённые, судимые,
крылья под ногами, смерть считается
первой из всего необходимого,
чем живые люди утешаются.
Жёсткие, но лёгкие, проклятые,
в шрамах кожа куртки, несмирение,
пятнами бульвар, цветными пятнами,
бабочек убитых поколение.

(no subject)
дети
khanjin_andrey
или ты, королева тетрадей в двенадцать листов,
чёрных гелевых стержней моя сумасшедшая муза,
покажи мне язык, чтобы этот собачий вальсок
стал гвоздём дискотек подмосковного города Руза,
где сисястая блядь целоваться учила взасос,
и с тех пор я стихами ищу её губ лихорадку,
Айседора Медведева, Анна Сергеевна Мосс,
заразившая триппером Шарля Бодлера мулатка

(no subject)
дети
khanjin_andrey
АЛЕКСЕЙ СОМОВ
3 ФЕВРАЛЯ 1976 - 13 АВГУСТА 2013

Андрею Ханжину:

А.Х.

поэт сидит в тюрьме тюрьма сидит в поэте
он по уши в дерьме он хуже всех на свете
он вроде бы убил а может быть ограбил
ах до чего любил играть он против правил

и лето и зима проходят мимо кассы
а в нем самом тюрьма и неизбывный карцер
и не помрешь во сне и заднего не врубишь
над шконкой на стене портрет татьяны друбич

за эту чепуху
за девочку за эту
прости как на духу все косяки поэту

за то что как живой он говорил по-русски
ты отпусти его морозу на поруки
изъяны и пороки нам дуракам прости
оббитые пороги расстрельные статьи
хоть чуточку скости чудовищные сроки
тяжелые стишки
надуманные строки

(no subject)
дети
khanjin_andrey
Степь… Жизнь моя – дикая степь,
превращенная в пыльный пустырь остановки трамвайной.
Я стою на коленях, копейки в пыли собирая,
чтобы выкупить душу и заново выковать цепь,
на которой удержится писем моих каравелла,
занесенная штормом отчаянья в пьяный бурьян.
Будто Рам, я ищу для отвара чумную омелу –
панацею от детства,
от глаз материнских – от ран.

За Арбатом, я знаю, в кривых сапогах переулков,
где закатное солнце обходит с подсвечником дом,
вечный половец в шлепанцах, с вечною русскою мукой,
утомившись вином, отсыпаться плетется в кино.

Что ж, удары судьбы гонят слабого в кинотеатры,
где отважен герой в раскадровке эпических лент,
где злодеи указаны в титрах, где спутаны карты –
точно в жизни – но спрятанный зритель не чувствует бед.

А в степи завывают ветра – это та ностальгия,
от которой повесился ждущий трамвая ландскнехт.
Это жизнь моя – мания – просто песчинка пустыни,
залетевшая в рот, словно пуля, убившая смех.

(no subject)
дети
khanjin_andrey
Ничего... Ничего... Ничего святого.
Только оттепель по стенам - головная боль.
Ни страданий, ни надежд, ни большой измены...
Сигареты, слякоть... на ботинках соль.
Это время... Это время между сном и смертью,
между запахом и страхом тишина стены.
Начинается сначала, давит поршень сердца...
давит... двигает рывками колесо луны.
Ничего... Ничего... Ничего не будет...
Только капли, по железу хлюпая, скользят...
только бродят, словно кошки, по баракам люди...
для которых в этой жизни ничего нельзя.
С тем и встречу... С тем и встречу доброе-святое...
постучу об подоконник пепельницей снов.
Брошу жить и пить и снова захлебнусь в запое...
чтенья ценников и библий - жизненных основ

?

Log in